Приемная: +7 (8412) 56-46-97

Историческая справка

Историческая справка

Историческая справка о деятельности санитарно-эпидемиологической службы Пензенской области в годы Великой Отечественной Войны

В связи с высокой заболеваемостью инфекциями и отсутствием стройной системы слежения за ними в  Пензенской области возникла необходимость организации санитарно-эпидемиологических станций. В ряде районов они  начали работу еще до начала войны.

Так, в Нижнеломовском районе, в ноябре 1940 года в целях борьбы за снижение  заболеваемости, улучшения медобслуживания населения была  решено организовать санэпидстанцию в городе Н-Ломов, с обслуживающим штатом 13 человек. Было найдено помещение и постепенно набран штат: врач - эпидемиолог, два помэпидемиолога, двух вакцинатора, одни инструктор, два дезинфектора, лаборант, санитарка, статистика, счетовод, кучер-санитар. На содержание эпидстанции на 1941 год было выделено более 73 тысяч рублей. Для работы была закуплена лошадь, сани, телега, бочки для воды, ведра, лейка, баран, морские свинки, белые мыши, стол, шкаф, стулья, рукомойник; выделен один стерилизатор, один примус, один шприц емкостью 2 мл.

В Городищенском районе СЭС работала  с 1942 года и находилась в частном доме вместе с райздравотделом и госсанинспекцией на ул. Октябрьской. В ее составе был главный врач, 2 помощника эпидемиолога, 2 дезинфектора, 1 статист, конюх и санитарка.

До 1941 года в г. Городище была и малярийная станция. После её закрытия 2 работника перевели в СЭС – энтомолога и бонификатора, которые боролись в п. Чаадаевка с комарами, боялись вспышки малярии, частичные случаи которой еще были.

В СЭС была лошадь, на которой ездили в дальние командировки. Для работников было 2 тулупа и 3 валенок. Для командировок из эпидфонда выделялось постельное белье, халат, полотенце, мыло и термометр.

Шла война. Но, несмотря на страшную разруху, голод и нищету государство поддерживало население. Из-за голода люди ели зерно из-под снега, что вызывало септическую ангину. Для поддержания сил после этой болезни СЭС давала талоны на молоко и американский сахар. А когда собиралось совещание главных врачей больниц и зав. медпунктами, находилось какие-то средства их покормить. Готовила больница, а СЭС выделяла спирт для поддержания настроения.

В 1943 году в районе появились отдельные случаи сыпного и возвратного тифа, затем инфекция распространилась, т.к. вшивость была очень распространена. За каждый случай сыпного тифа проводился исполком, на который вызывали зав. райздравотделом и главного врача СЭС. Всем работникам было вынесено строгое предупреждение - за распространение инфекционных заболеваний будет судить ревтрибунал.

Сотрудники санэпидстанции занимались исследованием эпидобстановки, проведением мероприятий в очагах инфекции, профилактикой инфекционных заболеваний, вели статистический учет.

По данным статистической отчетности военных лет: в довоенные годы единичные случаи  заболевания сыпного тифа наблюдались почти во всех районах области. Рост заболеваемости отмечен в 1942 году, когда коэффициент заболеваемости увеличился до 43,8 (1940-4,8; 1941-5,26). Последующие годы, хотя и наблюдалось значительное снижение заболеваемости, но коэффициенты все же были  значительно выше довоенных: 1943г-9,4; 1944г-14,38; 1945г-14,0.

Хотя сыпной тиф и наблюдался во всех районах области, но все же некоторые районы выделялись повышенной заболеваемостью, как в мирное, так и в военное время.  К таким районам относятся: Вадинский, Кузнецкий, Н. Ломовский, Пачелмский, Сосновоборский, Земетчинский и Соседский.

Заболеваемость брюшным тифом по районам Пензенской области за годы Отечественной войны составляют 2-4 на 10000 населения. В предыдущие годы заболеваемость по районам была значительно выше.

Город Пенза относился к эндемическим очагам брюшного тифа. За последние 15 лет были 4 большие вспышки брюшного тифа. За 15 лет в г. Пензе только в 1930 году коэффициент был –12, в 1933 году – 16, 1940 году – 18,3, во все остальные годы он был гораздо выше.

Анализ вспышек 1934г, 1943г и 1944г., а также помесячной заболеваемости по годам дает полное основание считать, что решающим фактором повышения заболеваемости  брюшным тифом в г. Пензе является вода.

В 1945 году в области  отмечается дальнейшее снижение заболеваемости малярией, как по сравнению с 1944 годом, так и с предыдущими годами, начиная с 1941 года. Так, если в 1944 году было зарегистрировано по области 29989 первичных обращений, то в 1945 году их было уже 21227 - на 3562 случая меньше, что составляет снижение на 14,2%. По сравнению же с 1940 годом снижение  первичной обращаемости выразилось в количестве 24526 случаев или на 53,3%.

Большая заболеваемость дифтерией в довоенные годы еще более увеличивается в 1942 году, отмечается резкое снижение заболевания в 1943 году, которое продолжалось в 1944 и 1945гг.,  коэффициент заболеваемости ниже довоенных лет в 5 раз по сравнению с 1939 годом и в 13 раз ниже по сравнению с 1942 годом.

Некоторые районы были поражены в течение всех лет и в настоящее время в этих районах заболеваемость выше областной. К таким районам относятся: Земетчинский, Лунинский, Н. Ломовский, Чембарский, г. Кузнецк, г. Пенза.

По отдельным месяцам по г. Пензе было зарегистрировано свежих форм сифилиса в январе 1946 года – 4, в феврале – 17, в марте – 11, апреле – 14, в мае – 9, июне – 16, июле – 6, августе – 11, сентябре – 11, октябре – 18, ноябре – 26, декабре – 37.

 Отмечается значительное увеличение обращаемости больных со свежими формами сифилиса по г. Пензе в последние 2 года, причем в 1945 году обращаемость увеличилась  в 3,5 раза по сравнению с 1944 годом. Анализируя обращаемость больных свежими формами сифилиса по месяцам, мы можем отметить значительное увеличение таковой во втором полугодии, когда началась демобилизация мужчин из рядов РККА. Важно отметить, что лечебные учреждения города за весь год регистрировали всего 3 случая раннего врожденного сифилиса и ни одного случая приобретенного сифилиса у детей в возрасте до 14 лет включительно. В течение отчетного года нами зарегистрировано всего 3 случая гонореи у девочек до 4-х лет.

Организованное водоснабжение имеется в г. Пензе, Кузнецке, Сердобске, Б.-Демьяновске, Каменке-Белинской, фабрики «Мир хижинам» Камешкирского района, п. Золотаревка Терновского района.

Во всех остальных районах и населенных пунктах организованного водоснабжения нет. Источниками водоснабжения служат шахтные колодцы, родники и открытые водоемы.

За последние годы в области не было большого строительства новых колодцев, в основном используются колодцы возраста в 10-15 лет (вырытые в 1930-1935гг.) и более ранние годы. Вокруг колодцев и родников в образовавшихся углублениях часто скапливается вода и грязь, которые загрязняют воду источников. Очень часты случаи, когда рядом с колодцем помещается выгреб для нечистот, помойницы, скопления навоза и прочее. Нередки случаи, когда один и тот же горизонт используется для поглощения нечистот поселка и питания колодца. За прошедший  (1945) год очищено колодцев 5632, прохлорировано 2275.

Из имеющихся в области 8-ми объектов мясной промышленности в удовлетворительном санитарном состоянии находятся 3 (Пенза - мясокомбинат, колбасный завод, г. Сердобск – убойный пункт). Остальные находятся в неудовлетворительном санитарно-техническом состоянии.

Областная Государственная Санитарная инспекция в связи с плохим санитарным состоянием объектов мясной промышленности обратилась к председателю Пензенского Облисполкома с просьбой принять необходимые меры к упорядочению санитарно-технического состояния объектов мясной промышленности.

Неоднократной проверкой, производимой госсанинспекцией, объектов мясной промышленности установлено:

1.Кузнецкий Мясокомбинат, обслуживающий не только Пензенскую область, но и соседнюю Ульяновскую область (всего 16 районов), носит лишь формальное название комбината, а в действительности представляет собой плохой убойный пункт,  технически не оснащенный, занимающий приспособленное помещение, построенное 50 лет тому назад, и используемое в течение многих лет без капитального ремонта. Пропускная способность 3-4 тонны живого веса в сутки. При такой низкой пропускной способности комбинату приходится в осенне-зимний период работать с нагрузкой до 200 голов крупного скота в сутки. Помещение, занимаемое комбинатом, представляет собой ветхий, деревянный сарай. Канализация отсутствует, а имеющаяся выгребная яма находится под мясожировым цехом, на всем его протяжении переполнена. Сточные воды выливаются из переполняющегося выгреба, загрязняя территорию. Мясопродукты складируются под открытым небом на территории Мясокомбината. Вода подается на Мясокомбинат с большими и часто повторяющимися перебоями, а в момент последнего обследования (в декабре 1945г.) водопроводная вода на Мясокомбинат вообще не подавалась в связи с тем, что лопнули водопроводные трубы.

На Кузнецком Мясокомбинате отсутствуют производственные цеха: субпродуктовый, шкуроволосяной, сан-бойня, предубойная база, кишечница имеет только одно помещение.

2.Каменский убойный пункт по санитарно-техническому состоянию является одним из худших в Пензенской области, он находится на болотистой местности, где в весенне-летний период выступают подпочвенные воды, создают невыносимые условия для содержания скота и его переработки. Помещение убойного пункта ветхое, сделано из досок (низкий сарай сельского типа), угрожает обвалом. Подсобные цеха и складские помещения отсутствуют. Канализации, водопровода, электроосвещения нет. Вопрос о строительстве нового убойного пункта поднят госсанинспекцией давно, но до сего времени Пензенсий Мясотрест никаких мер к строительству нового убойного пункта не предпринял.

3.      Башмаковский убойный пункт – с пропускной способностью 25 голов скота пропускает в осенне-зимний период до 150 голов, занимает ветхое деревянное помещение, никаких вспомогательных цехов не имеет, складское помещение требует капитального ремонта. Предубойная база мала, состоит из открытых кард. Помещение для охлаждения продуктов отсутствует.

За антисанитарное состояние и невыполнение требований госсанинспекции на Кузнецкий Мясокомбинат наложен юридический штраф, также наложен штраф на директора Мясокомбината. Госсанинспекция вынуждена была закрыть Н.-Ломовский колбасный цех. В отчетном периоде Областная Госсанинспекция вынуждена была временно закрыть Башмаковский убойный пункт впредь до приведения его в надлежащее санитарное состояние.

Проверкой предприятий молочной промышленности, проведенной госсанинспекцией в период декабрь 1944г -август 1945г., установлено, что санитарно-техническое состояние предприятие молочной промышленности находится на низком уровне.

Маслотарой предприятия были обеспечены только на 40%, сырной же тары совсем не было.

Отсутствие тары и транспорта привело к тому, что в области не было молока, молоко принималось даже от индивидуальных хозяйств на 76,6% маслом, в результате чего наряды детские и лечебные учреждения в течение года молоком отоварились плохо (только около 2-х месяцев в году), в остальное же время данные учреждения вместо молока получали заменители: масло, сметана, суфле в соответствующем коэффициенте, что резко отражалось на состоянии питания больных и детей, особенно детей младших возрастов в летний период. Так, например, в г. Пензе детская молочная кухня в первом квартале 1945г получила только 15,1% молока от выделенного фонда, во втором квартале лишь 7,7%, на детской пищевой станции фонды были отоварены на 32,8%, детдому № 3 на 32% и т.д.

Общий план молочной промышленности области был выполнен лишь на 54,4%.

Профилактика дистрофии и авитаминозов проводилась параллельно с профилактикой септической ангины. Начиная с января месяца по всем районам области, систематически проводились подворные обходы для выявления остро нуждающихся семей и лиц с проявлениями дистрофии и авитаминозов. Наибольшее количество таких семей было выявлено в Кузнецком, Неверкинском и Н.Пестровском районах. Выявленные семьи и лица с явлениями дистрофии и авитаминозов брались на учет. В районах были созданы комиссии в составе зав.райздравотделом, представителей отделов гособеспечения и Исполкомов.

Комиссиями, согласно данным подворных отходов, распределялись фонды продуктов, выделяемых для районов. Так, в 1945 году путем подворных обходов было выявлено 38406 остро нуждающихся семей, из которых 6360 человек были с явлениями дистрофии и авитаминозов. 22567 семьям была оказана продовольственная помощь.

В области в 1945 году было распределено: муки - 130т, крупы – 20т, жиров – 9т, сахара–20т, молока–30т, яиц–20ящиков. Кроме этого помощь оказывалась из местных ресурсов районов, как-то: картофелем, свеклой, капустой. Навстречу комиссии шли и правления колхозов, выделявшие для оказания помощи зерно, муку, овощи.

По просьбе Облгоссанинспекции было выделено дополнительно сахара – 8т, масла жиров – 20т, молока –25т, яиц – 20 ящиков. К концу июня не из одного района области просьб в Облздравотдел об оказании дополнительной помощи не поступало, резерв продуктов имелся до ноября, о чем были поставлены в известность районные здравотделы.

В городах было проведено обследование оборонных заводов и детских учреждений.

Госсанинспекцией было произведено расследование причин дистрофии среди населения г. Сердобска. Причем было установлено, что дистрофия связана с почти полным отсутствием хлеба в рационе, в связи с нераспорядительностью руководителя Сердобского отделения заготзерно. Согласно материалам обследования данный руководитель был снят с работы.

Вопрос выносился на обсуждение в областные организации, в результате в г. Сердобске налажено регулярное снабжение населения хлебом.

Широко были внедрены в рацион пищевые дрожжи и ряд других нефондовых продуктов. Проверкой диетучреждений было выявлено, что фонды  им отовариваются нерегулярно (обычно в конце месяца), неполноценными продуктами. Как профилактическое мероприятие, предприятия общественного питания были обеспечены настоями витамина «С», которые делали сами либо приобретали на предприятиях Облпищепрома, изготовлением его по специальному указанию директивных организаций. В последние годы (1944-1945гг.) проводилась витаминизация блюд препаратами витамина «С» и поливитамина «В+С».

Санитарно-эпидемическая организация области:

 На 1 января 1946 года в области работают:

Областная санитарно-эпидемическая станция. Она укомплектована 4-мя врачами (один из них заведующий). Заведующая областной санитарно-эпидемической станцией - врач Медведовская Д.И., 1911г.р., окончила Харьковский медицинский институт  (санитарно-гигиенический факультет).

Врачи-эпидемиологи: врач Пожиткова В.Н. 1920г. р., окончила в 1941г. Молотовский медицинский институт, лечебный факультет.  По совместительству в аппарате областной санитарно-эпидемической станции работают: врач Орлова Е.В. 1899г. р., окончила Саратовский Мединститут в 1926г., основная работа врача Орловой Е.В. – зав. эпидотделом Института эпидемиологиии и микробиологии.

Врач Литвина Е.В., 1910г. рождения, окончила Воронежский медицинский Институт в 1932г., основная работа – старший госсанинспектор Пензенской области.

В аппарате областной санитарно-эпидемической станции работает 6 помощников эпидемиологов и 3 дезинструктора.

Укомплектование районов и городов области госсанинспекторами – врачами полностью не проведено. Из 38 районов, фактически укомплектовано 19 райгоссанинспекторами – врачами, в 4-х районах госсанинспектора имеют основную работу в лечебных учреждениях и по совместительству работают госсанинспекторами. В 21 районе из-за отсутствия врачей должности госсанинспекторов укомплектованы фельдшерами и даже рокковскими медицинскими сестрами.

В аппарате Облздравотдела подчиненные Областной Государственной санитарной инспекции противоэпидемическое управление и Областная санитарно-эпидемическая станция, которая не имеет собственного помещения,  лаборатории и  транспорта.

В санитарно-эпидемической организации нашей области имеется большая текучесть врачей. Молодые врачи работают на санитарно-эпидемической работе неохотно, по принуждению. Прибывающие молодые врачи, даже окончившие санитарно-гигиенические факультеты (Горьковский) отказываются от санитарной работы, и остаются только по принуждению, не интересуются санитарным делом и принимают все зависящие от них меры, чтобы уйти  с санитарной работы.

Крайне тяжелое материально-бытовое положение санитарно-эпидемических работников, в частности молодых врачей. Санитарные врачи и эпидемиологи, как правило, плохо обеспечены одеждой и обувью. Многие санитарные врачи, работающие на санитарно-эпидемиологической работе и окончившие институт в 1944-1945гг.,  до сего времени не имеют квартир (ст. госсанинспектор г. Пензы живет в гостинице, 2 молодых врача также не имеют квартир,  одна из них занимает койку в гостинице, другая угол в частном доме, тоже можно отметить в некоторых районах области).

Санитарно-эпидемические работники области совершенно лишены какого-либо транспорта, транспорта не имеет и облгоссанинспекция. Значительное количество районов находятся в 20-40 км от линии железной дороги, и отсутствие транспорта лишает возможности оперативно работать как областной госсанинспекции, так и госсанинспекции районов области.

В числе других причин, уклонения врачей вообще и молодых врачей в частности от санитарной работы, следует отметить недооценку на месте работы санитарных врачей. Работу санитарного врача ценят по состоянию очистки населенных мест, всю ответственность за наружный туалет дворов, улиц возлагают на санитарного врача, вместо того, чтобы привлечь к этой работе тех, кому по положению положено заниматься этим делом (органы коммунального хозяйства и милиции).

Пора пересмотреть взгляд на роль и значение санитарного врача и поставить его на принадлежащие ему по праву и закону место. Санитарного врача, человека с высшим образованием, превратили в составителя протоколов, он стал инспектором, на которого возлагают ответственность за недостатки работы органов других ведомств.

(на основе материалов из Отчёта государственной санитарной инспекции по Пензенской области за 1945 год. Отчёт направлялся Заместителю народного комиссара Здравоохранения-Главному государственному санитарному инспектору РСФСР т. Белецкому Г.Н.)

← Назад